воскресенье, 4 декабря 2016 г.

онлайн игры игры коды прохождения видеообзоры компьютерные игры ассасин крид старкрафт мафия eve


В игре не тратят время на хождение вокруг да около. Всего пара слов про погибшую семью и вечные скитания, и Макс Рокатански уже нарывается на отряд бандитов и всаживает их главарю бензопилу промеж глаз. Увы, мозг при этом задет не был, поэтому Члем (так зовут предводителя, в оригинале — Scrotus) отбирает у Макса все, включая машину, и оставляет гнить в пустыне.

Но Макс, как обычно, выживает, а за хлопоты получает собаку Динки Ди (в честь консервов) и вдобавок знакомится со странным горбуном по кличке Жестянщик. Последний решил, что Макс — святой, посланный ему автомобильными небесами, и обязуется собрать для него свое величайшее творение: Magnum Opus, шедевр среди машин.
Макс ведом не местью, а простым человеческим желанием вернуть свой «Перехватчик», а потом убраться к Безмолвной Равнине, где ему, возможно, наконец-то удастся обрести покой. Но без машины и (святая святых) восьмицилиндрового двигателя ничего не получится, поэтому Макс принимает предложение Жестянщика.
Ваш автомобиль — «Шедевр», Magnum Opus, — это центр мироздания. Всю игру вы строите его буквально с нуля, вокруг него крутится история, и в нем же вы проводите большую часть времени.
Как обязывает имя, Mad Max буквально фетишизирует постапокалиптические тачки: что «Шедевр» Жестянщика, что самопальная багги или шипастая машина падальшиков — любая ощущается как жаждущий крови высокооктановый монстр. Мотор яростно ревет, машина норовит вырваться из рук. Она чувствует дорогу — грузно буксует в песке, вязнет в нефтяных болотах, шумно разгоняется на шоссе. К этому нужно привыкнуть, несколько раз разбившись о скалы, но потом вождение начинает вызывать совершенно невменяемый восторг.
И стычки на колесах — лучшее, что есть в Mad Max. По пустоши колесят вражеские патрули, по автострадам курсируют конвои, и любая встреча с ними может плавно и совершенно случайно перетечь в долгую, яростную погоню. Противники придурковаты — бывало, они застревали в двух стенах или ненароком разбивались насмерть, пытаясь меня задавить, — но это нормальная линия поведения для бойцов полураспада. Когда этого не происходит, они составляют очень сильную конкуренцию: жарят огнем, стараются столкнуть с дороги и заставить вас потерять управление, запрыгивают на крышу и тыкают в Макса копьями.
Простейший способ вывести из строя машину — прострелить бензобак. Но патронов всегда мало, и как раз ограниченность в средствах делает погони интересными. Враги крепчают и адаптируются, вынуждая адаптироваться вас: поначалу достаточно вырвать дверь гарпуном Жестянщика и им же извлечь из машины водителя. Но что, если противник упаковал свою машину по заветам Киллдозера? Можно улучшить гарпун и научиться ломать колеса, а можно добыть новый кенгурятник и таранить тачки.
Любите мощь и неотвратимость и готовы пожертвовать скоростью — обвешивайтесь броней от колес до дворников. Хотите быть быстрее ветра и не волнуетесь об управляемости — поменяйте движок и выхлопную трубу и не забудьте гоночную резину. Предпочитаете удивлять врагов? Набейте машину взрывчаткой и приготовьте таран. В настройке машины Avalanche ушли в отрыв — в возне с «Шедевром» их игра исключительно прекрасна.
Структура стычек и погонь не меняется до конца, но ощущения от езды вытягивают их на себе — как и весь открытый мир. Если вы играли в любую из последних Far Cry (или, кажется, уже вообще в любую игру), то знаете, как в Mad Max устроена Пустошь. Вместо вышек для разведки карты — воздушные шары, вместо сбора мелкой ерунды — схроны, конвои и тотемы-пугала банды Члема, вместо аванпостов — форты мародеров. Суть та же.
Однако Avalanche смогли дать Пустоши характер. Вокруг почти всегда находятся интригующие ориентиры, будь то вечно дымящий Газтаун, оккупированная нефтяная платформа, огромная статуя или катящий по своим делам грузовичок. Можно игнорировать значки на карте и просто ехать туда, где с виду интереснее.
Удивительно много информации заложено в текстах. К каждому объекту, машине, противнику прилагается подробная история — и пусть даже бойцы разных фракций совершенно одинаково дерутся, у них есть свое назначение. Разбросанные по миру довоенные реликвии буквально в паре слов рассказывают целые легенды, а в биографиях персонажей полно отсылок к фильмам.
Главное — не увлекаться поисками. Рано или поздно сюжет все равно заставит вас собирать лом на улучшения и заниматься побочными делами, и тогда станет понятно, что все они устроены по одному принципу. Те же форты — они разные, красиво и хитро спроектированы, но захватываются по одной схеме. Вы проникаете сквозь периметр (прикинувшись своим на угнанной машине, найдя брешь в заборе или разгромив охрану), а потом или зачищаете зону, или рушите ключевые объекты, или избиваете одного на всех босса.
Но пока не начинаешь смотреть на задания как на работу, Пустошь остается притягательной. Не в последнюю очередь благодаря механике.
...И благодаря песчаным бурям. Они редки, но, подобно выбросам из «Зова Припяти», с невероятной мощью разбавляют рутину. Помните финал первой большой погони из «Дороги ярости»? Тут все точно так же. Взвихривается песок, не видно ни зги, молнии беспорядочно бьют в землю, а не нашедших укрытие пешеходов ветер подхватывает и швыряет о скалы.
Разработчики много говорили о системе выживания, но от нее здесь больше вреда, чем пользы. Недостатка в еде, воде и бензине нет никогда, зато смакование собачьих консервов (один из способов восполнить здоровье) или неспешное заливание бензина в бак сильно сбивают динамику.
Куда лучше суровость Пустоши показали в пеших боях. Драки устроены по тем же принципам, что и в Batman от Rocksteady и в Shadow of Mordor: повешенные на одну кнопку удары связываются в комбинации, парирование позволяет сводить на нет урон и продлевать цепочки, а перекат — избегать того, что нельзя парировать.
Но ощущаются драки несколько иначе. Темный рыцарь и следопыт Талион буквально порхали над полем боя, а Максовы приемы лишены всякой элегантности — у него только мощный напор и грубая сила. Когда Макс набивает достаточно длинную комбинацию и переходит в режим безумия, становится совсем дико. Хруст костей, добивание лежачих, немецкий суплекс, перо под ребро, редкий, но убивающий на месте дробовик.
Враги тоже не стесняются сражаться грязно и наваливаются толпой — им плевать, если вы уже с кем-то сцепились. Это, правда, не так много меняет: стоит уловить тайминг, и вам уже мало кто сможет противостоять. В некоторых сочетаниях толпа может оказаться непреодолимой, и тогда возникает настоящая нужда в дефицитных патронах и взрывчатке — в таких ситуациях сражения действительно начинают волновать. Но остальные стычки, к сожалению, проходятся на автомате.
 Кого мы обычно видим в качестве напарников в играх? Миловидных хрупких девушек, мудрых пожилых наставников, забавных роботов.
Макс и его мир безумны. По-настоящему. Ваши союзники — нервный обожженный торчок, истязающий себя наконечниками стрел, безногая старуха-механик в самодельной коляске, возжелавшая построить пустынный корабль с парусами, и бывалый воин дороги, который верит, что однажды пустыня станет морем.
Ну и Жестянщик. Этот тип больше всего смахивает на Голлума, карлика из «300 спартанцев» и Крысария из Shadow of Mordor. Он вещает как религиозный фанатик («Во имя свечей зажигания, нитро и восьмицилиндрового двигателя!») и видит в Максе божественного посланника.
 Естественно, Макс в таком обществе кажется самым вменяемым. Он адекватно говорит и поступает, в меру циничен и немногословен. Но опасные маньяки зачастую кажутся самыми спокойными — и на деле Макс тут чуть ли не самый помешанный из всех. Он исступленно предан своей машине и слепо стремится в Безмолвную Равнину, которая вполне может оказаться вымышленной. Как и в фильмах, безумие Макса не бьет фонтаном, а тихо горит внутри и пожирает сознание. Оно проходит фоном по всей игре и лишь изредка дает о себе знать.
И, на удивление, в конце концов игра погружается в сознание Макса куда глубже, чем это делали фильмы. Но говорить об этом больше значит испортить все удовольствие. В Mad Max очень Максовская история с очень Максовским финалом.
 Mad Max очень неоднородная — в ней одновременно уместились одни из лучших и одни из худших игровых моментов этого года. Первая сцена: кровь! взрывы! зубы! Следующий кадр: Макс томно льет бензин в бак машины. Потом Макс медленно хлебает из фляжки. Макс набирает высоту на воздушном шаре и размышляет о категории абстрактного... И снова: железо! огонь! Члем!
Но все-таки в Mad Max неплохая Пустошь, красивые взрывы, безумные погони и интересный Макс. Этой игре не хватило всего чуть-чуть, чтобы стать отличной, и все же — она хорошая. Avalanche дотянулись до солнца и заслужили право отправиться в Вальгаллу. Мы запомним.